Для нас крайне важно фиксировать рождение новых трендов и уход в небытие старых. Интуитивное озарение всегда приходит неожиданно. Вроде бы проблема вертелась в головах много лет, но осознание ее сути приходит не сразу. В этот момент мы понимаем историческую ретроспективу вопроса — откуда он пришел, с чем связан, и куда уйдет дальше. Не исключение составляет и понятие «ходить в офис». Раньше мы как-то и не задумывались, зачем нужно посещать эти плохо проветриваемые помещения, сидеть там целый день, выносить друг-другу мозг, и тратить по 4 часа на пробки. И вот теперь мы понимаем, что офисы умерли. Хотя похороны и поминки будут продолжаться еще очень долго, но тело уже не подает признаков жизни. И дело тут вовсе не в карантинных мерах, а в концептуальных. Давайте начнем нашу разбирательную ретроспективу издалека. 

Люди издревле собирались в артели для совместного продвижения определенной работы, продукта или идеи. Общее место сбора, как точка приложения индивидуальных усилий для коллективного творчества, имело объективные предпосылки. Основные из них — общение и инструментарий. В до-компьютерную эру людям необходимо было собираться вместе, чтобы хоть как-то обсуждать и двигать дело. Массивные инструменты, станки и механизмы нельзя было носить с собой. Они располагались стационарно в одном конкретном месте, где происходил совместный креатив. С развитием капитализма оформился постоянный найм рабочих, помогающих воплощать чужую идею за деньги. Они должны были приходить каждый день на завод, в порт, в пекарню и иные места производства. Каждая такая точка имела два вида приложения силы — у станка, и за бумажками. С течением времени два данных вида деятельности сравнялись по значимости, а затем начался дрейф в сторону бумажек, или иными словами, в сторону неосязаемых активов. Развитие средств связи и скорости вычислений сделали финансовые и бумажные игры самостоятельным типом обогащения, превалирующим над конкретной производственной активностью. Офисная деятельность достигла пика своей популярности в эпоху укрупнения предприятий в концерны, и их выхода на международный уровень. Теперь заводы и офисы могли не находится в одном месте, и вообще, чтобы зарабатывать корм на жизнь, стало не обязательно производить осязаемый товар. К тому же, для воплощения идеи, рожденной белым воротничком в офисе, не обязательно обращаться на собственный завод. Можно разместить заказ на производство в любом ином профильном предприятии, как у себя в стране, так и на другом континенте. Началась эпоха аутсорса, мыльных финансовых пузырей и игрищ с человеческими ценностями, как новыми видами жирных активов. Механические и автоматические технологии начали превращаться в новую парадигму неосязаемых компьютерных и цифровых ценностей. Размножение офисных клерков достигло апофеоза. Выдуманные ценности порождают выдуманные должности. Причем, это никак не решает проблему всеобщей занятости и бедности, поскольку потребителями цифровых кибер-продуктов является обеспеченная и образованная публика. Ведь чтобы взрослый дядька мог поиграть в компьютерные танчики, нужен компьютер, хороший монитор, электричество, квартира, еда, и 3-4 часа свободного времени. Такое никогда не могут себе позволить жители трущоб в Индии или дети в Африке. Разгон ментальных ценностей усугубляет разделение бедных и богатых.

Дальнейшее развитие технологий привело к миниатюризации вычислительных устройств и их уход в автономное плавание от родных офисных берегов. С того момента, как все ваши офисные инструменты и средства связи стали помещаться в портфеле, у вас в голове поселилась назойливая мысль — А зачем я хожу в офис? Послушать начальника на собрании и поругаться с коллегами? У среднестатистического клерка в офисе плохо-проветриваемый воздух, мало места или, вообще, опен-спейс, плохое питание, нервная обстановка, и долгий путь домой. Деструктивная природа человека говорит ему о том, что общаться нужно только с приятными ему людьми, а не со всеми офисными «гоблинами» подряд. Эта программа работает подсознательно у каждого, и ждет момента, чтобы сократить круг офисного общения до безопасного минимума, обеспечивающего пропитание. В голове у капиталиста-владельца предприятия живет четкое уравнение — затраты на содержание офисного зоопарка должны составлять определенно-постоянный процент от выгребаемых им из предприятия денег. Как только это уравнение нарушается, незамедлительно следует корректировка — увольнение или набор сотрудников. Миниатюризация устройств нарушает это хрупкое равновесие. Появляется устойчивое желание упаковать весь офис в в маленький компьютер и избавиться от общения с работниками. До поры до времени, эта задача решалась методом аутсорса части функционала на таких же модных и упакованных «сервис-провайдеров», но проблема в том, что качество бизнес-процессов в компании на определенном этапе спихивания работы на-сторону начинает деградировать, теряется оперативность управления. Это до поры до времени компенсировало алчное желание капиталистов поменять  всех своих клерков на аутсорснутых. В таком шатком равновесии мы и прибывали до сих пор, со странной мыслью в голове — «Так зачем же я хожу в офис при таком развитии технологий?» Что-бы все это перешло через точку бифуркации на следующий закономерный этап развития, нужен был пинок под задницу. И он прилетел.

Мега-Био-Хазард-Угроза зашла в наши головы через самую мотивационную точку — страх заболеть и умереть, и толкнула всех в новое «светлое будущее». То ли чей-то гениальный замысел, то ли злая воля, дали ответ на наш старый вопрос — «Офис? Вообще не обязательно, и даже опасно». И теперь это не просто ответ, а осознанный ответ, принятый к незамедлительному действию. Да, мы и раньше вроде бы знали, что можно сидеть на больничном с ноутбуком и телефоном дома. И знали, что есть такие фрики, которые управляют бизнесом с ГОА, покуривая траву. Но чтобы великие корпорации, у которых несколько тысяч магазинов! Как-то не до конца осознавалось спинным мозгом. И тут, хрясь! — осозналось. Самую важную роль в этом осознании сыграло то самое уравнение в головах владельцев. Если теперь такие проблемы с передвижением по городу, с затратами на маски, дезинфекцию и штрафы, то это означает, что дешевле будет посадить всех домой. Заодно протестируем современные информационные технологии на полную катушку. А если они не дотягивают, то можно доделать за хороший бюджет. Экономию на офисах, внезапно образовавшуюся, можно умыкнуть. Заодно удаленка покажет, кто из сотрудников оправдывает свое существование, а от кого можно безболезненно избавиться. Идеальная схема сокращения издержек. Вообще, нужно сказать, что у наших топ-менеджеров типа Германа Грефа, при одной мысли, что цифровуха может заменить людей, начинается ментальное семяизвержение. Эта заразная болезнь покруче СТМа будет.

Таким образом, имеем новую технологическую и управленческую реальность — все клерки могут разойтись по домам со своими ноутбуками без ущерба извлечения прибыли для владельца. Начальники могут встретиться и без работяг, дабы порешать все важные вопросы, а потом разослать декларацию. Здесь имеем полную аналогию с политическим устройством — незачем собираться на площадях, и обсуждать там тяготы жизни лицо в лицо. Очень опасно, поэтому идите по домам и обсуждайте в интернете. Очень удобная парадигма. В корпоративной среде она подкрепляется такими ништяками, как возможность уехать с ноутбуком не только домой, но и на дачу, в лес, на море. Мамы могут чаще видеть своих детей. Не надо тратить на дорогу кучу времени, и вообще, можно сидеть в трусах и рубашке, попивая пивко. Многие на это поведутся, однозначно. Но будьте готовы, что увольнять вас будут простым отключением доступа с уведомлением по смс. Живое и качественное общение о креативных и перспективных делах, приносящих надежду, с глазу на глаз, станет уделом избранных. Эта мысль уже практически добралась до всех — постоянное общение с гаджетами становится признаком бедности, а личные светские разговоры признаком состоятельности.

Существуют ли какие-то критичные области, которые требуют, скажем, в ритейле, постоянного выхода в офис? Магазины и склады, безусловно, пока не поддаются роспуску по домам, хотя работы в этом направлении интенсивно ведутся. Правило здесь простое — если вы не делаете что-то конкретное своими руками: не крутите руль, не печете хлеб, не грузите палеты, не сидите на кассе, то можете спокойно идти домой. Хотя, даже кассиры —  уже вопрос сомнительный. Переговоры с поставщиками! — скажете вы. Если хорошо подумать, то здесь больше рисков, чем пользы. Если все нужды поставщика грамотно загнать в портал, то можно избавиться и от отдела закупок, например. А вы думаете, что компьютер не сможет следить за балансом показателей маржа-продажи-списания-товарный запас!?

Повышение цен может быть реализовано через простой алгоритм проверки ключевых показателей (кратко):

— отсутствие задолженностей и конфликтов прошлых периодов

— маржа и продажи не ниже среднекатегорийных

— списание не выше 3%

— поставщик сам загружает цены через сайт.

— компьютер отслеживает падение продаж в случае если цены были завышены и блокирует всего поставщика на 1 год (например)

И не нужны никакие мониторинги цен по конкурентам, хотя и они спокойно алгоритмизируются.

Ввод новинок? — пожалуйста:

— определяем в какой ценовой диапазон попадает цена

— по товарному наименованию определяем конкурентов и сравниваем цену

— проверяем заданную маржинальность

— менеджер по качеству дистанционно проверяет этикетку и состав

— занесенные в компьютер массовые доли ингредиентов сравниваются между конкурентными поставщиками внутри товарной группы и взвешиваются на цену за 100гр.

— сам поставщик заполняет договор и все таблички по логистике

— ввод на тест 6 мес чтобы все показатели пришли в норму

— компьютер ежемесячно сверяет текущие показатели с заданными и принимает решение о расширении географии, форматности, ассортимента, а также о сокращении.

Это гораздо проще, чем вам может показаться. Можно проверять хоть 100 параметров, которые ни один закупщик в жизни не проверит в режиме реального времени. Деньги есть, проблема только за спецами, которые сведут всю текущую реальность торговой сети в грамотные алгоритмы. Если они не успеют это сделать, и уйдут на пенсию, то нам снова придется покупать алгоритмы на западе. Начинать уже надо было вчера, и консультанты тут не помогут, нужны те, кто долго работал внутри отрасли.

Если автоматизированные магазины с доступом по-одному человеку или семьями удастся запустить в ближайшем будущем, то вся армия операционистов отправится по домам без содержания. Такие автоматизированные киоски с ассортиментом в 100 основных СКЮ будут обслуживаться поставщиками или распределительными хабами. Распознавание на входе по лицу и/или отпечаткам пальцев сделают воровство невозможным. В дальнейшем, такие точки будут выдавать еду только «правильным» людям, особенно в удаленных населенных пунктах, одновременно выполняя функцию точки МЧС, коллектора долгов, паспортного стола и счетной комиссии по подсчету населения. Додумать можете самостоятельно.

Офисные времена безвозвратно уходят в прошлое. Наслаждайтесь общением с людьми, если вас еще не перевели на удаленку, и не посадили в капсулу. Предложите попить чаю вашему коллеге, с которым вы недавно поругались — потом будет что вспомнить и рассказать внукам, работающим в шлемах виртуальной реальности не выходя из дома, — “А вот когда-то, я каждый день на машине, работающей на жидком вонючем бензине, ездил в офис, где мы все сидели рядом и разговаривали. — Да ну дед, не может быть!”


involved@top-retail.net — определенно, мы куда-то катимся…